Яндекс.Метрика

Центральнокавказское Средиземноморье

Разместил , 24 Мар.2016 / Нет комментариев

 

В Алагирском, Дигорском и других ущельях наблюдается быст­рая смена ландшафтов, удивительные природные контрасты. За летний день можно испытать влажность тенистых буковых лесов, зной сухих котловин и холодное дыхание ледников. И в каждом из высотных поясов свой колорит и неповторимая растительность.

Впечатляют ландшафты сухих котловин между Скалистым и Бо­ковым хребтами с растительностью, схожей со средиземноморской. Ее можно увидеть в Чмийской, Задалескской и других котловинах. Наиболее ярко она представлена в Унальской котловине, особенно в ее нижней части. Здесь нет условий для развития пышной лесной растительности. Осадков выпадает до 400 мм в год. Климат Чмий­ской котловины сравнивали даже с египетским.

Причину сухого климата за Скалистым хребтом впервые объяс­нил А. Н. Краснов (1894). Районы распространения этой засушли­вой растительности получили название «зоны дождевой тени», «аридных котловин» или солнечных долин. Она, как реликтовый островок, оставшийся от засушливых эпох, сохраняется в окружении лугов и лесов. Тут обычны виды средиземноморской флоры, фума- на лежачая, вьюнок Линнея, солнцецветы и др.

Ранней весной увидим крокусы, мерендеры. Позже зацветают сон-трава фиолетовая и албанская с желтыми цветками. Между кам­нями белые россыпи проломника, фиолетовые — фиалок. На обры­вах — розовые кустики вишни седой, желтые султаны левкоя и яр­ко-зеленые шары конского фенхеля. В апреле-мае буйство степного разнотравья. Но уже в июле-августе оно выгорает, склоны буреют. Видны лишь сухие стебли караганы и колючие подушки астрагала обожженного. Встречаются единично цветущие кульбаба, рейхардия, аистник.

Своеобразна ксерофитная растительность межгорных долин. Ха­рактерной особенностью является несоответствие ее по северным и южным склонам. Это самая сухая часть в наших горах. На прогре­ваемых, лишенных дерна склонах растут астрагал обожженный, дубровники, юринеи и др. На северных — луговые степи. Южные склоны одевают полынные и ковыльно-разнотравные степи с душис­тыми травами, котовник синий (рекордсмен по аромату), душица, иссоп, тимьян, змееголовник австрийский. Средиземноморский и да­гестанский колорит имеют пепельно-серые степи из шалфея дагестан­ского. Тут, на месте сведенных сосняков, встречаются заросли мож- жевельников казацкого и низкорослого, барбариса, шиповников, жестера Палласа, эфедры, спиреи, крушины.

Выше по склонам, под серыми обрывами Скалистого хребта — корявые леса из дуба скального, граба, боярышника, можжевеловые заросли и сухие сосновые леса. Встречаются развалины древних по­селений, башен, мертвые городки, говорящие о былой густой засе­ленности и вырубке лесов на нужды человека. Его деятельность способствовала обезлесеванию склонов сухих котловин. Леса тут в основном молодые, так как со времени переселения отсюда жите­лей прошло еще немного времени. Где меньше влияния человека — лес восстанавливает свои прежние территории.

Наиболее показателен район с. Унал. Здесь встречаются сооб­щества, сходные с аналогичными комплексами Дагестана и Армении (караганник). Растительный покров разрежен, особенно по каменис­тым склонам. Тут есть участки степей с сомкнутым покровом из бородача, ковылей, типчака, тонконога. По южным склонам заросли колючих астрагалов с примесью жестера Палласа, спиреи зверобое- литной. Для пойм рек и балок характерны барбарис, ильм пробко­вый. Изредка встречается вишня серая, редкое растение Северного Кавказа и эфедра — оригинальное вечнозеленое безлистое растение. Из ксерофитных трав и кустарничков представлены акулька, дуб­ровники, обычны шалфей дагестанский, чабрецы, лен южный. На глинистых склонах встречается оригинальный вьюнок Линнея с невьющимися стеблями. На щебнистых россыпях, кучах камней ста­рых полей — ластовень погребальный (дагестанский вид), на ска­лах тонконог изящный, типчак, ковыли волосатик и красивейший, гадючий лук. На известняковых обрывах — подушки гипсолюбки черепитчатой, местами свисают оригинальные симфиандра и коло­кольчик осетинский.

Каждая сухая котловина имеет свой облик и характерные расте­ния и сообщества. Так, в Унальской котловине есть караганник, эфедровник, которых в других котловинах нет или они распростра­нены незначительно.

Горные степи. О степях, этом удивительном типе растительности, написано много. Нам уже знакомы Предкавказские степи, которых почти не осталось. А горные степи сохранились лучше. Слагают их растения в большинстве средиземноморского происхождения, среди которых есть и эндемичные: дубровник беловойлочный, тимьян дагестанский, астрагалы и, конечно, ковыли: дагестанский, волосатик и красивейший из Красной книги СССР. Тут встречается раститель­ный паразит — ярко-красная дифелипея.

46

 

 

 

Среди степей выделяются опустыненные полынные, образованные полынями таврической и ромашколистной. Они образуются в мес­тах перевыпаса. Придают склонам пепельно-серый вид. В них обыч­ны молочай степной, дубровник седой, бородач и др.

Наиболее распространены дерновинно-злаковые степи, где фоно­вым растением является типчак. Имеются участки луговых степей с равным участием злаков и разнотравья. Осочково-разнотравные степи образованы осокой низкой — одним из наиболее распростра­ненных наших растений. Горные ковыльно-разнотравные степи с ко­вылем красивейшим разбросаны мелкими клочками по каменистым южным склонам с маломощными почвами, преимущественно на известняках. Ковыль встречается и на Боковом хребте (Холстинское ущелье).

Реликтовые «саванны». Своеобразные по облику бородачевые степи изредка встречаются островками в Унальской и других кот­ловинах, на выположенных участках подошв горных склонов в хорошо прогреваемых местах. Состав их травостоя однообразный и бедный. Бородач образует почти чистые заросли. Наиболее обыч­ны дубровник белый, овсяница, подмаренник обыкновенный, акулька восточная, а весной — мерендера и крокус. Учитывая родствен­ные связи вида с тропическими сородичами, бородачевые сооб­щества осносят к реликтовым субтропическим полусаваннам.

Бородач приспособлен к жизни на известняках. Они создают здесь характерный ландшафт. Бородачевые степи представлены раз­личными вариантами. Есть с полынями и нагорными ксерофита­ми. В них преобладают бородач, полынь, вьюнок Линнея, шалфей дагестанский, тимьян, осока Буша, костер, дубровники, типчак, ковыль дагестанский, лен восточный. Бородачевые степи с ксеро- фитными кустарниками (спирея, можжевельник) отражают лесное прошлое этих районов. Встречается бородачевая степь с разно­травьем, ковылем.

Нагорно-ксерофитная растительность. Во всех котловинах обыч­ны колючеподушечники (трагакантники), образованные аст­рагалами обожженным и золотистым. Эти мелкокустарниковые заросли растут по сухим скалистым склонам. Их много по Уналь­ской, Зарамагской, Задалескской котловинам. Тут наиболее харак­терны типчак, полынь, осока Буша, иссоп, ковыли. Местами встре­чаются участки с конским фенхелем. Колючеподушечники расши­рили свои площади, благодаря человеку. Вырубая сосновые и дубо­вые леса, он создал условия для распространения этого растения, растущего по сухим котловинам, там, где естественный растительный покров давно сведен. Зонтиковидные колючие подушки его дости­гают 80 см высоты и до одного метра в диаметре. Скот обходит их стороной, поедая другие беззащитные травы, поэтому колючие астра­галы расширяют свою площадь.

На сланцевых и мергелистых склонах, лишенных почв, местами можно встретить заросли пахучих тимьянов: холмового, Маршаллова, монетного, образующих тимьянники — древний тип нагорно-ксеро- фитной растительности. Часто они чередуются с колючеподушечни- нами. Типичны тут дубровник беловойлочный, тимьяны, зизофора Пушкина. Их можно увидеть в окрестностях сс. Зарамаг, Нар.

На россыпях известняка, выходах сланцев широко распростране­ны сообщества шалфея дагестанского. Под Скалистым хребтом в урочище Кшюрт есть оригинальные сосновые леса с шалфеем дагес­танским. В них необычное сочетание темной зелени сосен и серого покрова шалфея.

Напротив с. Унал на крутом сланцевом склоне сохранился са­мый крупный в республике караганник из караганы крупноцветко­вой. Неповторимо зрелище при ее массовом цветении, когда склон окрашивается в желтые тона. Карагана хорошо закрепляет склоны. Здесь обычны горжьстепные виды: шалфей дагестанский, типчак, лен восточный, тимьяны.

На южных осыпях, полуподвижных склонах над пос. Мизур и Нузал выделяются крупные дернины овсяницы жестколистной. Обра­зуемые ею сообщества отличаются своеобразием. Этот преимущест­венно закавказский и восточнокавказский вид встречается на Центральном Кавказе и немногих пунктах, куда проник в один из сухих межледниковых периодов. Дернины ее, до 70 см в диаметре, разбросаны на расстоянии и не образуют сомкнутого* покрова. Тут обычны горно-степные виды: смолевка зеленолистная, конский фен­хель, дубровник, тимьян дагестанский, липучка и др.

Сухие редколесья. Производным засушливого климата и природ­ных условий является редколесье из древовидного можжевельника обыкновенного, местами совместно с боярышником и дубом. Это открытые светлые леса без сомкнутого полога, на фоне ксерофитно- го травянистого покрова, уже не лесной, а своеобразный тип ксе- рофитной растительности солнечных долин. В них отмечены можже­веловое, сосново-можжевеловое, дубовое, дубово-можжевеловое редколесья. Обычны сочетания можжевельника с трагакантниками. Они развиваются на каменисто-щебнистых местах, известняках, слан­цевых обрывах. Считается, что эти реликтовые сообщества засуш­ливых эпох имеют древние связи со средиземноморской и передне­азиатской растительностью.