Яндекс.Метрика

Луга

Разместил , 24 Мар.2016 / Нет комментариев

 

Представлены широко, особенно выше лесного пояса. Отличаются богатством состава растений. Под влиянием хозяйственной деятель­ности территории, где когда-то были леса, сейчас заняты лугами. Делятся на первичные (выше границы леса) и вторичные (после- лесные). Среди лугов особенно выделяются высокотравья, тяготею­щие к лесному поясу.

Травяные «леса». В субальпийском поясе и на лесных опушках пышно развивается высокотравье из гигантских трав. Этот ориги­нальный тип растительности представляет «достояние Кавказа в области, захваченной колхидским влиянием». Оно издавна привле­кало внимание исследователей, называвших его болынетравье, круп- нотравье, макрофлора, высокотравные прерии, Мамонтова флора.


Н. А. Буш о высокотравном луге писал: «Это не луга, а скорее лес без деревьев. Травы в два-три с половиной метра вышиной, превы­шающие иногда всадника на лошади, образуют густые заросли».

Субальпийское высокотравье у нас выражено фрагментарно среди субальпийских лесов и лугов, не образуя пояса. Приурочено к понижениям рельефа с плодородными и увлажненными почвами, часто имеет вторичную природу, развиваясь на месте сведенных ле­сов. Отмечается в березняках, кленовниках, сырых долинах среди ольховых лесов, вдоль русел ручьев, по горным склонам, у верхней границы леса по впадинам, в районах с обильными снегопадами, с биологически активной талой снеговой водой. В субальпийском лесном, лавинно-лотковом и пастбищном высокотравье преобладают широкотравные виды.

В состав высокотравья входят реликтовые виды. Среди них наиболее распространены борец восточный, наголоватка гигантская, борщевики Сосновского и Мантегацци, лилия однобратственная и др. Это настоящая страна дремучих трав. Непролазной чащей разрос­лись трехметровые дудники и борщевики с гигантскими листьями и громадными зонтиками соцветий; ярким солнцем вспыхивают корзинки девясила и телекии; мелькают палевые цветки головчатки, голубые и белые кисти гаделии молочноцветной, ярко-оранжевые крестовики, гигантские овсяницы. Вдоль ручьев зеленые полосы вы­сокотравья из лесного пояса поднимаются в горы, выше верхней границы леса.

Наиболее запоминаемы зонтичные высокотравья. Перед дудника­ми и борщевиками меркнут другие виды. Дудник Татьяны и борще­вик Мантегацци настоящие гиганты, имеют мощные стебли и круп­ные соцветия. Борщевики используются в пищу. Некоторые виды вызывают ожоги.

На речных поймах крупнотравье представлено сообществами с доминированием лигулярии, лабазника вязолистного, белокопытни­ка. Местами высокотравная растительность представлена высоко- травьем с белокопытником, борцом восточным, вейником тростнико­видным. В ней характерны и полусорняки, создающие вторичные „комплексы с видами бодяка, чемерицей Лобеля. Своеобразные чер­ты имеет пастбищное высокотравье на унавоженных кошарах с бед­ным видовым составом и преобладанием щавеля альпийского, окоп­ника, коровяка. Местами встречается высокогорная форма папорот­ников мужского и женского, образующих чистые заросли. Есть высокотравная бурьянистая растительность на осыпях, под скалами. Для нас привычны высокие заросли полыни обыкновенной, крапивы и других сорных растений в местах хозяйственной деятельности. Буйное развитие трав отмечается местами в лесах.

Строение высокотравья характерно и оригинально. Виды отли­чаются гигантским ростом. Травянистая масса преимущественно во втором ярусе, что отличает их от лесов, где она в верхнем ярусе, и от лугов, где наибольшее ее количество в нижнем. Под вторым густым ярусом оголенные стебли и длинные черешки листьев. В нижнем ярусе листьев почти нет. В высокотравье задернение слабое или отсутствует. Вместо дерна —почва, содержащая много гумуса и оде­тая войлоком из отмерших листьев и побегов, напоминающая лес­ную подстилку.

У высокотравных видов есть интересные приспособления. Быст­рая смена фенофаз генеративными побегами весной способствует развитию ранневесенних видов: ветреница кавказская, гусиные луки, хохлатки. Они образуют характерный для крупнотравья сезонный ярус эфемероидов. Здесь они находят условия, близкие к ранневе­сенним в лиственных лесах; с развитием гигантской листвы отмирают.

Листья белокопытника имеют воронковидную форму, чем умень­шают затенение. В жаркие дни они увядают. С них исчезает блеск, они обвисают «как кусочки ткани». У борщевиков листья слегка скручиваются, а у подбела при большой потере воды двухметровые мощные черешки с метровым в поперечнике листом изгибаются так, что он касается земли. При длительном отсутствии осадков ветер подламывает черешки и надземная часть растений гибнет.

Высокотравье — незаурядное природное явление, ботанический феномен нашего растительного мира. Гигантские заросли борщеви­ков являются характерным ботанико-географическим пейзажем суб- альп.

За короткий период вегетации виды крупнотравья образуют очень большую листовую поверхность (до 10 м2) и рекордную органиче­скую продукцию. Такой феноменальный рост и развитие обусловле­ны их биологическими особенностями и природными условиями территории. Высокотравная растительность отличается высокой продуктивностью и является феноменом растительности умеренной зоны Земли, эталоном ее высокопродуктивное™, остатком древней теплолюбивой травяной растительности. Узкая локализация в его распространении указывает на реликтовую природу.

Мир высокогорий. За верхней границей леса с криволесьем и редколесьем начинается субальпийский пояс, впечатляющий непов­торимостью ландшафта и оригинальной растительностью. Обычно под этими терминами возникает картина разнотравных лугов. Но луга — это один из компонентов растительности этого пояса. Здесь есть и заросли можжевельников, родореты, высокотравья.

Субальпийские луга. Среди них преобладают разнотравно-зла­ковые, есть злаковые и осоковые. Доминирующими видами здесь являются овсяница Воронова, костер пестрый, определяющие облик лугов и всего пояса.

Овсяничники из овсяницы Воронова, наиболее распространенный тип лугов, занимают более 50% их площадей. Они создают основной фон луговой растительности. Выделяются крупными дернинами ов­сяницы, плохо поедаемой скотом, отличаются богатством состава флоры. Их считают реликтовыми степями. Тут встречаются мелкие кустарники: кизильник, волчник скученный. На каменистых почвах преобладают костер пестрый — ценное кормовое растение, полевица встречается на переувлажненных местах болотистых лугов.

На субальпийских лугах широко растпространены осоки (более 20 видов). Чаще, в основном на южных склонах, встречается осока печальная, образующая злаково-осоковые луга. В них можно уви­деть овсяницу Рупрехта, лишайники. Последних местами такое оби­лие, что образуют лишайниковые осочники. Одно из характерных высокогорных растений — кобрезия волосистая, растущая на торфянистых почвах и образующая кобрезники. Куртины ее словно густая щетка. Тут можно увидеть участки с овсяницей Рупрехта.

Самые разнообразные луга в среднегорьях. Здесь наиболее обыч­ны пестроовсяницевые, послелесные низкоосоковые, пестрокостре­цовые. Особый колорит субальпам придают красочно разнотравные луга с декоративными горцами, ятрышниками, колокольчиками. Из-за того, что растения цветут в разные сроки, луга меняют свой облик. Весной их украшают рябчик желтый, первоцветы, горечавки, прострел фиолетовый, чистяк, птицемлечник. Летом — анемоны, макротомия, постоянный спутник лугов горец мясокрасный с розо­выми початковидными соцветиями, привлекательные скабиозы. Длительно цветет буквица крупноцветковая. Ее можно увидеть цве­тущей летом и осенью. Красивы колокольчики, васильки, крестов­ники, вязель. Луга то желтые от примул, то розовые от массово цветущего горца, то фиолетовые от буквиц и гераней, то оранже­вые от зонтиков володушки. Классификация лугов затруднительна, так как многие их варианты постепенно переходят друг в друга.

Субальпийские луга — огромный живописный цветник. На сме­ну отцветшим появляются новые. Цветовая гамма за весну и лето постепенно меняется. Их украшают ромашка розовая, девясил вос­точный, незабудка альпийская, душистый колосок. Местами домини­рует черемша, или лук победный. Широко распространены лютик кавказский, первоцветы Рупрехта и приятный. Одним из последних украшает склоны шафран долинный. Среди моря цветов — воско­вые метелки лилий, початковидные соцветия мытников, необычные зонтики астранции. Тут встречаются валериана лекарственная, девя­сил восточный, покрытый пушистыми волосками, редкие травя­нистые эндемики: льнянка Мейера на скалах, осыпях и древесные — ивы казбекская и Кузнецова.

Своеобразны луга из купальниц, которые эффектно выделяются на фоне свежей зелени. Анемоновые луга из ветреницы пучковатой окрашивают склоны в белые тона. Здесь мир высокогорной чистоты и белизны снегов. Есть луга с преобладанием буквицы крупно­цветковой. Встречаются гераневые луга.

В низинах, речных долинах, склонах, водоразделах в местах вы­хода грунтовых вод — болотистые луга с господством осок. Клю­чевые и приручьевые болотца обычны в древних ледниковых цир­ках и на склонах. В долинах рек и ручьев, у ключей, можно уви­деть пойменные луга, занимающие небольшие площади. На них ча­ще встречаются поручейница водная, блисмус сжатый, тростник, осока дакийская, щучка, декоративная калужница болотная.

На склонах и у ледников в виде кругов выделяются белоусники, занимающие местами большие площади. Они возникли здесь от ан­тропогенных причин (выпас скота, сведение леса). Белоус—рас­тение арктического происхождения. Он растет около ледников, на альпийских и субальпийских лугах.

На каменистых местах преобладают серовато-пушистые звездочки кошачьей лапки и сиреневые куртинки астры альпийской. Голубы­ми коврами колокольчика Биберштейна покрыты повышения. Среди трав живописные куртинки горечавок угловатой, семираздельной и других цветущих до поздней осени.

Красочная альпика. Субальпийские луга переходят в низкотрав­ные альпийские. Альпийский пояс начинается выше родоретов (2300—2900 м). В нижней его части — луга, в верхней, иногда выделяемой в субнивальную полосу, — пустоши, растительность осыпей, морен, скал. Субнивальная растительность формируется на освободившихся от льда участках; поднимается за отступающими ледниками. Она молодая, хотя составляющие ее виды могут быть древними. Альпийские луга когда-то были субнивальной раститель­ностью.

В альпийском поясе увеличивается роль злаков и осок. В разно­травье преобладают невысокие, часто бесстебельные, розеточные растения с крупными яркими цветками. Характерной чертой являет­ся богатство аркто-альпийскими видами (виды родов: крупка, горе­чавка, камнеломка, мытник и др.). Обычны здесь примула Рупрех- та, горечавка угловатая, ветреница видная, волчеягодник скученный.

В альпийском поясе луга злаковые, злаково-осоковые, осочковые, разнотравные, переходные к альпийским коврам. На лугах растут овсяница красная и Воронова, лисохвост, осоки, виды разнотравья: колокольчики, рябчики желтый и широколистный, мытники кавказ­ский и Нордманна и др. Весной выделяются сине-фиолетовые и жел­тые пятна фиалки высокогорной, иногда сплошь покрывающей скло­ны. На сырых скалах цветет желтая фиалка кавказская. На фоне ветоши выделяются пушкиния, пролески, ярко-розовые зонтики проломника. Красоты альпийских лугов трудноописуемы. Н. Яну- шевич, описывая луга в Мамисонском ущелье, отмечал:   «Ка­

жется, в растительном мире нет ничего художественнее, красочнее и прекраснее альпийских лугов: так много в них яркости, красоты и разнообразия».

Кустарничковые луга. Встречаются вместе с луговой раститель­ностью во всех ущельях. Для них характерны черника, брусника, костяника, волчеягодник. В травостое обычны злаки: мятлик аль­пийский, костер пестрый и разнотравье. Используются населением для сбора ягод.

Выше карликовых криволесий и по верхней границе леса зарос­ли с водяникой кавказской, дриадой и мощным мохово-лишайнико­вым покровом, похожим на подушки. Эти заросли также напоми­нают тундру. Тут растут мытник толстоносый, колокольчик Биберш­тейна, ветреница красивая и др.

Изредка можно увидеть дриадники с дриадой кавказской, ман­жеткой серебристой, осокой печальной, мхами, лишайниками. Они более характерны для карбонатных пород Скалистого хребта. В Дигорском ущелье встречаются заросли лапчатки кустарниковой