Яндекс.Метрика

НОВОНАЙДЕННАЯ НАДПИСЬ АРТАШЕСА I ЦАРЯ АРМЕНИИ

Разместил , 25 Мар.2016 / Нет комментариев

В 1957 г. в юго-западной части бассейна Севанского озера, на полях селения Цаккар (Мартунийский район) была обнаружена стела с арамейским письмом. Она доставлена в Ереван и находится в Историческом музее Армении. Источник  туристический сайт Vide-supra.

Как известно, это не первый камень с арамейской надписью, найденный на терри­тории Армении. В 1906 г. этнографом Ервандом Лалаяном была обнаружена первая по­добная стела в селе Кармиргюх (Ку- лали) Норбаязедского района, в 6 км от западного берега озера Севан. В 1932 г. археологу Седраку Бархударяну уда­лось наши второй камень в деревне Кзнут (Каранлух) Мартунийского рай­она, в 4—5 км от южного берега озера Севан. В 1950 г. примерно в той же части Севанского бассейна, в селе Дзо- рагюх, обнаружен еще один камень, аналогичной формы, очень плохой со­хранности, что не позволяет высказаться о нем более определенно. Наконец, уже после перенесения в Ереван рассматри­ваемой четвертой по счету стелы архео­лог Седрак Бархударян наткнулся еще на две сходные стелы в том же юго- западном углу бассейна Севанского озе­ра (селения Личк и Вагашен). Последние две стелы плохо сохранились, поверхность их изъедена множеством впадин, что затрудняет чтение надписей.

Нет сомнения, что являющаяся предметом настоящего сообщения стела № 4 сохранилась лучше всех остальных и дошла до нас почти без всяких серьезных повреждений, если не считать, что отломан нижний выступ, при помощь которого стела вставлялась вертикально в особое гнездо.

Общий вид этой стелы, как, впрочем, и остальных, точь-в-точь подходит под описание таких стел, данное древнеармянским историком Моисеем Хоренским (II, 56). II в. до н. э. и что речь в них идет о царе Армении Арташесе I, объединителе армян­ских земель, правившем, как известно, с 189 по 160 г. до н. э. Первое подлинно научное издание этих двух стел принадлежит покойному А. Я. Борисову, который прочел имя царя Арташеса и его отца Зареха. Сохранившуюся последнюю строку прочесть было сложнее, и по поводу нее Борисов высказал догадку, что она состоит из еще не понятных нам армянских или иранских слов. Впоследствии И. М. Дьяконову и К. Б. Старковой удалось прочесть в последней строке первой стелы арамейское слово: либо имя существительное— «доля», «часть», «участок поля», либо глагол— «разде­лил», «распределил», «размежевал»3. Таким образом, стало еще более правдоподобным сделанное акад. И. А. Орбели в 1941г. предположение о том, что Севанские стелы с арамейским письмом представляют собою межевые камни 4. Французский семитолог Дюпон-Соммер, исследовавший эти надписи ранее, высказал диаметрально противо­положную точку зрения. Согласно его чтению и интерпретации, речь в этих надписях идет о ритуальном лове рыбы царем Арташесом.

В четвертой строке I надписи Дюпон-Соммер читал слово «рыба» (NWN5), а ва второй надписи даже слово «карп» (BYNYT*) и затем глагол «тянуть сеть» (HLS) . Рассматриваемая нами новая стела дает подтверждение той критики, ко­торой подвергли чтение Дюпон-Соммера И. М. Дьяконов и К. Б. Старкова, так как вновь найденная надпись полностью исключает возможность чтения и интерпретации, предложенных Дюпон-Соммером.

В первых трех строках новой надписи читается имя царя Арташеса и имя его отца Зареха, затем термин равандакан и, как выясняется окончательно при помощи после­дующих строк надписи, глагол «разделил, размежевал». В начале четвертой строки мы встречаем имя существительное «земля» (5RQ). Примечательным является непра­вильное употребление состояния имен, так как вместо эмфатического (определенного) состояния имени существительного (’RQ’) тут стоит абсолютная форма. Такого рода отклонения, как известно, наблюдаются и в предыдущих строках, и они неоднократно отмечались в связи с изданием первых двух стел. Далее, второе слово четвертой строки представляет собою распространенный в арамейском предлог-наречие «между» (BYN).

В пятой, последней строке высечено трехзначное слово. Первые два знака пред­ставляют собою без всякого сомнения буквы «коф» и «реш». Общий вид третьего знака близок к начертаниям буквы sade в среднефиникийском письме, в накширустемской над­писи и в средне грузинском нусхури 6. Таким образом, мы получим трехбуквенное слово QRS, по Иастрову, имеющее, между прочим, и смысл «кусок, часть» 7. Чтение по­следнего знака и последнего слова не является окончательным. Но если упомянутое выше чтение и интерпретация последнего слова оказались бы правильными, то мы пред­ложили бы дополнить его следующим образом: в последней части последней строки изданной надписи № 2 имеется буква « иод». Вместе с возможным «нуном» или «мимом», она образовала бы окончание множественного числа существительного QRS, и тем самым предложенный нами перевод надписи гласил бы: «Арташес, Тот факт, что надпись высечена от имени царя, является указанием на то, что в ней, по-видимому, говорится о каких-то мероприятиях, касающихся царской земли. •Очень возможно поэтому, что стелы установлены в связи с переселением парода в рав­нинные места Севанского бассейна. В таком случае стелы являются указателями кон­кретного участка размещения каждой общины. По этому поводу у древнеармянского историка Моисея Хоренского имеется следующее известие: «Арташес приказывает определить границы деревень и яагараков“. Ибо он умножил население Армении, при­водя много пришлых племен, и поселил их в горах, долинах и равнинах» (II, 56, пере­вод акад. И. А. Орбели). Само собой разумеется, что правильное осмысление этого ас­пекта содержания надписи во многом зависит от удовлетворительного чтения и объ­яснения последнего слова надписи/

Интересной деталью надо считать упоминание в надписи родового имени Ерван- дуни. Контекст новой надписи делает несомненным как чтение RWNDKN,TaK и тол­кование последнего слова как родового прозвища «равандов(ский)», «потомок Раванда». Это значит, что в слове RWNDKN следует усмотреть прилагательное, образованное от собственного имени Ерванд (греческий ’Op0vT7j?t иранский Arvanla8), распростра­ненного в армянском царском доме, правившем страной после упразднения Урартского государства . Эта династия прекратила свое существование в начале II в. до н. э. с воцарением того самого Арташеса, надпись которого разбирается в данном сооб­щении.

Примечательным в этой связи является следующее. Как известно, в первоисточ­никах не имеется даже и намека на наличие родственных связей между двумя династи­ями: Ерванда и Арташеса. Более того, Моисей Хоренский (II, 43—46), подробно описы­вающий все перипетии соперничества Арташеса и Ерванда Последнего, не находит достаточных слов для полного выявления той атмосферы глубокой вражды, в которой протекала борьба, закончившаяся убийством Ерванда.У читывал указанное обстоятель­ство, мы должны считать по крайней мере странным усвоение Арташесом родового имени своего ненавистного предшественника. Соображения, которыми, на наш взгляд, руководствовался царь Арташес, усвоив родовое имя Ервандидов, следующие. Надо было прежде всего оправдать умерщвление Ерванда в глазах современников. Не происходящий из царского дома, но объявляя себя Ервандидом, Арташес стремился придать своему поступку более или менее законный характер.