Папа может…

Разместил , 7 Мар.2017 / Нет комментариев

Папа не может быть мамой. Это не только в песне так поется, это закон природы такой. Папа должен быть папой. Настоящим, таким, чтобы дети любили и гордились, а мама на них всех вместе не могла нарадоваться.

Что именно должен делать или не делать папа, если он настоящий? Что мешает ему быть настоящим папой? Откровения многодетных отцов на тему воспитания детей, их взгляды на разделение родительского труда и прочие «мысли в тему», а также комментарий многодетной мамы – на ближайших страницах. 

Создатели «ЖЖ» приглашают читателей обсудить этот материал на форуме сайта.

Свидетельство любви и опыта

Андрей Авласенко, учредитель сети обувных магазинов

Дети: Петр – 11 лет, Анатолий – 9 лет, Виктор – 8 лет, Николай – 5 лет.

Как-то довелось прочитать об исследованиях американских психологов, которые утверждали, что основы характера человека под влиянием внешних факторов закладываются примерно до трех лет. Кто что успеет ему дать за этот период? Конечно, родители. Вот когда влияние родителей на ребенка самое сильное – когда он с рук не слезает. И все, что происходит с ним позже, до пяти-шести лет, тоже невероятно важно, потому что именно в этот период он впитывает в себя все, что видит и слышит. Жаль, что не все родители и не всегда могут позволить себе роскошь не работать, когда их дети в таком возрасте. Особенно отцы. Это здорово, когда отец рядом с ребенком большую часть времени, но это маловероятно. А надо же задать направление развитию личности, заложить требования времени, дать основы оценки действительности. Бабушкам и дедушкам с такими задачами справиться сложнее, чем маме и папе. С другой стороны, они могут дать детям доброту, тепло души, покой, комфорт, это несомненно. И в этом смысле они незаменимы.

У меня четыре мальчика, и у всех разные характеры, всем от природы присущи индивидуальные особенности и черты. Старший, Петр, открыт всему новому, с легкостью запоминает и английский язык, и нотную грамоту, ему хочется уметь плавать и заниматься у-шу, рисовать и играть в футбол, красиво танцевать и при этом обязательно хорошо учиться в школе. А второй, Анатолий – человек чувств, ощущений, эмоций. Он бесконечно проводит опыты и эксперименты. Он учится играть на фортепиано и чувствует музыку, как говорит его учительница, кожей. И ему очень нравится самому готовить. Он вполне глубокомысленно заявляет: «Я не знаю еще, кем буду – пианистом или поваром». Это здорово, что он так говорит. Он играет на пианино и любит готовить. Я поддерживаю любую детскую идею. Потому что в каждом деле есть Мастера. Хороший повар, как и хороший пианист, – это известный человек, это уважение и высокая оплата труда. Ни в коем случае я не скажу: «Что такое повар? Будешь в столовке копейки получать и пельмени лепить?». Все может быть. Мечта может осуществиться по максимуму, а может – и нет. Но не в деньгах или славе в конечном счете счастье. Главное – найти себя и свое. Вот тогда ты будешь по-настоящему полезен людям, а это, по-моему, самое большое счастье. Тогда работа – это удовольствие. Дай Бог, чтобы все наши дети себя нашли. Повар, пианист, программист – что нравится. Страшно, если кто-то выбирает профессию не по душе из-за боязни расстроить родителей. А потом почувствовать себя среди талантливых и успешных коллег чужим, ничтожным, неудачником? Потратить много сил и понять, что надо все начинать заново, что снова предстоит искать себя.

Что делать, если у ребенка не получается найти увлечение по душе? Я не думаю, что надо относиться к нему как к какому-то странному субъекту. Ведь мы, взрослые, иногда женимся по десять раз и не видим в этом ничего необычного. Ребенок, не желающий продолжать занятия в кружке или секции, – тоже молодец. Не надо только сразу ставить себе галочку, мол, это «не его». В каждой ситуации надо разобраться детально. И тщательно выбирать, кому отдать ребенка на обучение, иначе после первого занятия на вопрос, понравилось ли ему, ребенок ответит «да», а на следующее не пойдет ни за что. Хороший педагог знает, что есть дети, к которым нужен особый, индивидуальный, тонкий подход. Талантливый педагог способен вовлечь в свое занятие любого, независимо от того, лежит у него душа к этому делу или не лежит. Надо наводить справки. Хорошего педагога всегда посоветуют, о нем всегда хорошо отзываются. Есть дети, которых никогда нельзя ругать, только хвалить. Не подготовился? Молодец. Потому что, наверное, был занят чем-то особенным. Можно перейти к новому, а сегодняшнее попросить подготовить к следующему разу.

Дети от рождения хорошие психологи, они нас постоянно сканируют, ищут слабые места и на них давят. Они делают это неосознанно и прекрасно понимают, как когда себя вести. Надо быть начеку каждую минуту, особенно когда их, детей, много, и они объединяются. Наказаний я не признаю. Моменты, которые могут повлечь за собой необходимость наказания, надо предупреждать. Вот возникает настроение кулаками друг перед другом помахать – как в боевике, устроить крутую драчку. Я не просто запрещаю им играть таким образом, а предлагаю потренироваться: показываю, как правильно атаковать, как эффективно защищаться. Покупаю им перчатки боксерские, чтобы избежать травм. Если кто-то проявляет больший интерес – добро пожаловать в секцию бокса. Но не надо заниматься боксом ради драки. Любые единоборства – это характер, сила и ум. Это уверенность в себе через способность постоять за себя и защитить слабого. Моя задача – объяснить, что драться стоит только за правое дело. Надо воспитывать положительных героев. Это целиком папина задача. Всегда наступает момент, когда мама говорит: «Все, теперь уже первая роль в воспитании детей не у меня, а у тебя». Мама чувствует, когда слово отца и рука его, направляющая, мужская, нужны больше. И патриотическое воспитание тоже должно быть на папе. Очень важно дать детям понять, что такое большая цель, чем надо гордиться, почему важно любить родину. На горке или на коньках кататься? У нас это с папой. Я не умел кататься на сноуборде, но ребята захотели научиться – и я пошел вместе с ними. Вместе теперь катаемся. И математику они решают со мной. Пятый класс, гимназия, задачки там непростые даже для меня. Но, знаете, очень интересные. И сын уже приходит ко мне только с самыми сложными. А книжки на ночь читает мама. И походы в кино всей семьей тоже организовывает мама – сама выбирает фильмы, которые нам надо посмотреть, и покупает билеты. И в филармонию с ними ходит мама. По-моему, так и должно быть…

Параллельно-перпендикулярное мнение

Оксана Шаповалова, директор интерьерного салона

Дети: Алеся – 22 года, Анна – 21 год, Ксения – 20 лет, Иван – 9 лет, Дамир – 9 месяцев.

Повезло мальчикам иметь такого папу. Прекрасный отец с отличным взглядом на воспитание. А я думала, что только у нас есть такой папа! Поздравляю его жену, себя и всех остальных женщин, у которых такие мужья. Если бы все так подходили к воспитанию будущего поколения, нас ждало бы прекрасное будущее.

Действительно, основное воспитание дети получают в семье. Когда мои дети «приносят», или как у нас любят выражаться, «набираются» чего-то в школе или на улице, они все равно «прощупывают» или фильтруют это что-то через родителей. Вы замечали, как маленькие дети начинают ругаться какими-нибудь нехорошими словами? Они смотрят на вашу реакцию, ведь так? И если вы разрешаете, хохочете, они продолжают. Повзрослевшие дети точно так же: «Мама, а у нас в школе мальчики курят за углом». Что это, как не попытка понять, хорошо это или плохо, с точки зрения мамы или папы? От нашего внимания к их вопросам, от нашего одобрения или неодобрения зависит, приживутся ли у ребенка «уличные штучки».

Что касается поиска увлечения по душе – согласна со всем. Только хочу добавить, что проще его найти, если расширить сферу поиска. Дети всегда хотят быть теми, кого они видели, поэтому здесь на первом месте врачи, учителя, музыканты. Надо показывать и рассказывать больше. Как, например, ребенок сможет понять, хочет ли он стать телефонистом на станции или часовщиком?

С чем я не согласна? Я бы не делила обязанности между мамой и папой. Я считаю, что роли родителей должны быть равнозначными независимо от сфер воспитания. Иначе можно что-то упустить. Например, нашего девятимесячного сынишку укладывать спать лучше получается у папы. Возможно, малыш чувствует себя спокойнее на крепком папином плече. Что касается борцовских навыков – здесь я тоже принимаю участие. Конечно, я не знаю и не могу подсказать, в какой позе лучше стоять и как правильно сжимать кулак, но в какой момент этот кулак надо сжать, а когда уступить, я как мать могу научить. Мне нередко приходилось говорить сыну: «Не будь инициатором драки, но если обижают, дай сдачи». Мне кажется, что если мальчик это слышит не только от папы, но и от мамы, он воспринимает это не как мальчишескую способность драться, а как качество любого человека, умеющего постоять за себя. И патриотизму я тоже могу научить. Иногда мое мнение расходится с мнением мужа, и тогда возникает дискуссия. Это еще интереснее – каждый высказывает свое мнение и приводит аргументы, в том числе и дети, и так мы учимся понимать и чувствовать друг друга. Думаю, дети должны понимать, что в зависимости от ситуации они должны брать на себя и мужские, и женские. Чтобы не говорили потом, когда вырастут: «Уроки у ребенка должен проверять папа, у нас в семье было так». Мы не знаем, какое будущее их ждет и как делились обязанности по воспитанию в семье тех людей, которые станут нашим детям женами и мужьями. Поэтому они должны уметь все, а уже в своих семьях сами разберутся, кто за что отвечает. У нас, например, если надо баню затопить, половой признак не имеет значения: кто дома, тот и топит – и девятнадцатилетняя дочь, и девятилетний сын. Конечно, при этом возникают ситуации, которые уже относятся к семейным традициям – традиции укрепляют семьи. Я имею в виду, что если наш папа делает самое вкусное жаркое и варит самый ароматный рис, то все знают, что это делает он, но не потому, что так разделены обязанности или другие этого делать не умеют. А потому, что это традиция.

Аналитический взгляд

Зураб Хонелидзе, генеральный директор грузино-белорусского торгово-экономического агентства

Дети: Тамта – 17 лет, Шотико – 13 лет, Лиза – 9 лет.

Пользуясь случаем, хочу поблагодарить «ЖЖ» за интерес не ко мне лично, а к грузинской семье и грузинским традициям воспитания детей. Мне очень дорог именно такой интерес.

Что должно быть первично в отношениях отцов к детям? Любовь, дисциплина и принципиальность. Если сын не почувствует, что его любят, относятся к нему хорошо и считаются с ним, результата не будет, что бы вы ни старались сделать. Маленький человек должен почувствовать себя членом семьи. Полноправным членом своей семьи. Я думаю, проявление доверия и взаимопонимание составляют краеугольный камень отношений отца и сына. Именно отец вводит ребенка в мир социальных отношений, учит адекватно оценивать себя и других, способствует вхождению его в мир взрослых. Это очень важно. Ни один человек не сможет добиться того, что сделает родной отец. Но во многом отношение детей к отцу зависит от того, насколько он уважаем матерью. Дети как воспринимают мир? Для них мама – самая любимая. И когда они почувствуют, что вот эта особа, которую они возвышают до небес, относится к их отцу с уважением, только тогда и они, поняв главное, станут относиться к отцу с уважением. Когда в семье этого нет, то это уже не семья. Я думаю, в первую очередь, не покушаясь на равноправие полов, надо отделить роли мужчины и женщины вне семьи от ролей внутрисемейных. Отец может быть просто рабочим, а мама – руководителем завода или фабрики, это ни о чем не говорит. У нее зарплата больше, за ней заезжает машина, ее обслуживает водитель и так далее, дети это видят, но этот социальный статус должен быть за пределами семьи. А в семье они должны быть равноправны. Отец относится к матери с любовью, а мать должна показать своим детям, что она уважает своего мужа как главу семьи. Допустим, что нет авторитета у отца, что с этим делать? Может быть, маме стоит выдумать такого нового отца, которого восприняли бы дети. Это очень сложная задача, но, я думаю, что возможная, если мама хочет сохранить семью.

Отцы отличаются от матерей. Чем отличаются? Материнская любовь в большинстве случаев является скорее принимающей и безусловной. Мать любит своего ребенка безотчетно, генетически, запрограммировано. Любовь отца предметна, она более оценивающая и требовательная. И этого не надо бояться. Мужчина своей любовью воспитывает в детях то, что само не приходит. Природа так создала. Ею, природой, так поставлено, что отца нужно уважать, но не потому, что он просто отец. Станет он ли для своих детей реальным авторитетом – это зависит от матери и самого отца.

Должность авторитета не дает. Например, у меня должности были гораздо выше, чем у отца. Отец был начальником городского управления милиции одного морского города. Я в разное время был самым молодым кандидатом наук, доктором наук, первым замом министра образования, заседал в парламенте, был председателем совпрофа, послом Грузии в СНГ, вице-премьером. Но даже сейчас, когда прошло уже 33 года, как скончался мой отец, я приезжаю в Западную Грузию, в мой родной город, – меня никто не называет Зураб Хонелидзе. По памяти моего отца все называют меня сын Шота Хонелидзе. Поверьте, выше этого блага ничего не бывает. Ничто материальное не сравнится с тем, что оставил мне отец. Он не оставил мне ничего, кроме имени. Но я хочу жить так, чтобы мои дети гордились мной так же, как мы, я и мой брат, гордимся нашим отцом.

Мне приятно, когда знакомые говорят, что мои дети похожи на меня. Сам я это не так уж ощущаю, но вижу, что они очень добрые. Мой сын несколько раз приходил домой без пиджака или без куртки. Я подумал, что это старшие дети его обидели, одежду отобрали. Меня это удивило: мой сын не может постоять за себя? Что же он за мужчина? Он ненастоящий грузин! Но когда я узнал, что он эти пиджак и куртку сам подарил тому, кто в них нуждался, мне, наоборот, стало приятно.

Мой мальчик уже три года проявляет интерес к тому, чтобы самостоятельно сесть за руль. В тринадцать лет. Как ему можно доверить руль? Нельзя, но ему это не объяснишь. Тогда я начал ему говорить о разнице между автомобилями. Постепенно у него появился интерес к этому, он стал читать какие-то журналы, теоретически что-то понимать. После этого я садил его рядом с собой и давал подержать руль, а как-то раз специально создал аварийную ситуацию. После этого он понял, что пока не готов водить машину. Осознал, что пока он маленький, что всему свое время.

У каждого государства своя специфика. Но отец везде отец. И говорить о том, где любят детей больше, смешно. Об этом и думать не приходится. В Беларуси я общался со многими семьями и знаю, что у вас есть хорошие, прочные семейные союзы, почитающие традиции и демонстрирующие уважение младших к старшим и наоборот. С удовольствием назову имена людей, к чьим семьям я отношусь с особым почтением. Такие семьи у Бориса Васильевича Батуры и Семена Борисовича Шапиро – семьи-эталоны старшего и младшего поколений. Не могу не привести пример еще одного белорусского отца. Президент Александр Григорьевич Лукашенко появляется на многих мероприятиях вместе со своим младшим сыном Николаем – это свидетельство настоящей отцовской любви и заботы, а также яркий пример для многих родителей. Видно, что эти отец и сын любят друг друга, и нет сомнений в том, что они всегда будут друг другом гордиться. В день выборов, 19 декабря, в телестудию Александр Григорьевич тоже пришел с сыном Николаем. А ведь 19 декабря отмечался День Святого Николая Чудотворца. Я расцениваю это как знак: будущее вашей страны благословенное, светлое.

В Беларуси есть много семей, в которых одна половинка грузинская, другая – белорусская, например, семьи Кечхуашвили, Кавтарадзе, Ахалайа. Прекрасные семьи, и это опровергает мнение о том, что грузинский темперамент не сочетается с белорусской «памяркоўнасцю». Укреплять в себе и воспитывать в своих детях уважение друг к другу – вот залог счастья.

Впрочем, Кавказ есть Кавказ. Грузия – необыкновенная страна с историей три с половиной тысячи лет. И было бы интересно привезти детей в Грузию не просто на курорт, а в семью. Подружиться с грузинской семьей, где много детей, живут бабушка, дедушка, мать, отец. Чтобы дети увидели своими глазами, как их сверстники относятся к своим отцам, матерям, бабушкам и дедушкам. Я был во многих странах, но приоритет в семейных отношениях и в воспитании детей отдаю Грузии. Я благодарен, что родился грузином и семья у меня грузинская. Свозите ваших детей в Грузию, вот мой совет. И читайте замечательный белорусский «Женский журнал», который сообщает вам, что с участием нашего агентства посольствами Грузии и Беларуси, министерствами образования и департаментами по вопросам молодежи обеих стран воплощена в жизнь программа, благодаря которой белорусские дети летом могут отдыхать в Грузии вместе со своими сверстниками-грузинами. Сотни белорусских детей уже узнали быт и традиции грузинского народа. Поверьте мне, этот опыт и эти знакомства – навсегда. И это сближает наши народы, что, несомненно, очень важно для дальнейшего развития двусторонних отношений.

Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика