Яндекс.Метрика

РАСТИТЕЛЬНОСТЬ

Разместил , 24 Мар.2016 / Нет комментариев

 

Познакомившись с оригинальной флорой, рассмотрим и нашу разнообразную растительность. Ес образуют степи с ковылями, тип­чаком — представителями континентального сухого климата, лесо­степи, напоминающие южно-русские, буковые леса, похожие на леса Западной Европы и горные тундры — аналоги северных тундр. Здесь можно увидеть как средиземноморские сообщества (можжевеловое редколесье, тимьяники), свойственные сухим субтропикам (борода- чевую полусаванну), так и аналоги северных таежных лесов. Эти различные типы растительности являются как бы антиподами, что вызывает удивление, ведь Северная Осетия занимает небольшую площадь.

У нас встречаются три типа естественной растительности: травя­ная, занимающая наибольшую площадь, лесная и незначительно — полупустынная. Реликтовыми являются заросли рододендрона кав­казского, сосняки на Скалистом хребте, буковые леса с тисом, плющем и падубом, горные пестро-овсяницевые степи — остатки сухой межледниковой эпохи. Основу растительного покрова состав­ляет древняя флора с вечнозелеными видами, которых в настоящую эпоху у нас осталось мало. С третичного периода условия изменились, что привело к их вымиранию.

В естественном растительном покрове различают первичные (ко­ренные) сообщества и вторичные, или производные. Первые возник­ли давно, независимо от человека — это буковые и сосновые леса. Они существуют тысячелетиями. Производные обязаны своему появ­лению деятельности человека — заросли лещины, азалии, грабин­ники, возникшие после вырубки дубовых и буковых лесов. При бла­гоприятных условиях они должны смениться коренными типами.

Большую роль в нашей жизни играет и культурная раститель­ность. Описание ее не входит в нашу задачу. Мы рассмотрим лишь верхние границы ее распространения.

Территория Северной Осетии, по А. А. Гросгейму, входит в Тер­ский округ Кавказской флористической провинции, области горных лесов южной Европы. Познакомимся с распределением растительнос­ти по зонам и поясам.

Там, где волнуется ковыль

Степи у нас образуют широтную зону, прерываясь луговой и лес­ной растительностью по поймам рек и в местах с повышенной грун­товой влагой. Степная зона занимает Терско-Кумскую и Притереч- ную равнины, Алханчуртскую и Акбашскую долины и южные склоны Терского и Сунженского хребтов. В левобережье Терека полынно­злаковые степи покрывают каштановые почвы. Сейчас тут преобла­дают окультуренные земли, на целинных участках — пастбища и сенокосы. Равнинные степи распаханы. Целинная растительность сохранилась небольшими островками на курганах, берегах рек, по балкам, вдоль дорог, на ничтожных клочках залежей и выгонов. Здесь еще можно встретить волнующийся султанами ковыль, астру, донник, бессмертник, тысячелистник и душистые шалфеи.

Степи разнообразны по составу. Различают ковыльные, борода- чевые, злаково-разнотравные, разнотравные (наиболее красочные и богатые по видовому составу) степи. Эти названия дают по преоблада­ющим ландшафтным растениям, от которых зависит облик степей.

Настоящие степи. К типичным «настоящим» степям относят рас­тительность с преобладанием ковылей на черноземных почвах.‘В типчаково-ковыльных степях, в отличие от луговых, преобладают узколистные дерновинные злаки. Они более однообразны и с более изреженным травостоем. Беднее тут и разнотравье, в котором гос­подствуют растения с мощными стержневыми корнями (шалфей степной, полупустынная кохия стелющаяся, зопник и др.). Многие из них относятся к своеобразной жизненной форме «перекати-поле». Участки с большим участием чабреца, дубровников образуют тимьян- никовые степи.

Рассмотрим остатки Притерской степи на Терско-Кумской (Моз­докской) равнине. Она здесь покрывает лессовидные суглинки, пес­ки — бывшее дно древнекаспийского моря. Степь на востоке пере­ходит в бугристый рельеф бурунов. В Моздоке выпадает 479 мм осадков, севернее их еще меньше. Безлесие степи объясняется малым приходом и большим расходом влаги.

На западе Моздокской равнины — разнотравно-злаковые степи с бородачем, ковылем перистым, тонконогом, перловником реснит­чатым и лугово-степным разнотравьем: лабазником, викой тонколист­ной, синяком красным, душицей, дубровником белым с примесью миндаля низкого, жестера Палласа, терна, шиповника. Восточнее тянется ковыльно-бородачевая степь, где злаковый фон образуют ковыли волосатик и Лессинга, типчак, бородач. Обычны дубровник белый, тысячелистник (деревей), люцерна голубая, бар­винок, в западинах — солодка, иногда образующая заросли. Тут встречаются трагус кистевидный, тимофеевка метельчатая, алтей жестковолосистый и др.

Характерны для Моздокской равнины полынные степи и толоки (выгоны). Здесь растут костры растопыренный и японский, свино­рой, мак-самосейка, люцерна округлая с характерными завитыми плодами и др. Отмечены пырейные залежи.

На Терском хребте местами встретим заросли колючих кустар­ников (шибляк), напоминающие средиземноморскую раститель­ность. Есть боярышниковый шибляк, потравленный скотом. Здесь можно увидеть шиповник собачий и другие виды этого рода, боярыш­ник мелколистный, спаржу, тюльпан Биберштейна, конский фенхель.

Для северных склонов Терского и Сунженского хребтов харак­терны буково-грабовые леса, по балкам — байрачные из дуба, кле­на полевого, ильма. По увлажненным склонам встречаются разно­травно-злаковые и луговые степи. В них, вместе с жестером Палла- са и миндалем, растут пион узколистный и редкий северо-кавказ­ский вид из Красной книги СССР — мак прицветниковый с круп­ными, до 20 см в диаметре, ярко-красными цветками. Тут растут терн степной, шиповник колючейший с белыми цветками и черными плодами, карагана мягкая, барвинок травянистый.

Степная растительность Сунженского хребта отличается богатым флористическим составом и красочностью. Степи образуют ковыли перистый и волосатик, типчак. Им сопутствуют живучка восточная, эспарцет Дильса, зопники клубненосный и колючий, чабрец Маршал­ла, земляника и др. По сухим склонам здесь обычны бородач, обра­зующий бородачевые и совместно с полынью, полынно-бородачевые степи, дубровники белый и обыкновенный, шалфей эфиопский, моло­чай членистоплодный, декоративные ирисы: низкорослый и таври­ческий.

О настоящих степях можно судить по их фрагментарным остат­кам. На месте сведенных предгорных лесов сейчас мы видим вторич­ные луговые степи.

Луговые степи. Первичные степи в предгорьях имеют луговой облик, за что их называют лугостепями, разнотравными степями или остепненными лугами. Сформировались они после вырубки дубовых лесов. Здесь в прошлом была лесостепь: дубовые леса — по более влажным местам и степи — по сухим. Первичные степи сейчас занимают небольшие площади. Лугостепи — это наиболее влажный вариант степи, характерный для лесостепной полосы. Особенностью их является хорошо развитый, сомкнутый и богатый видами травя­ной покров с участием как луговых, так и степных растений.

Степи на Сунженском хребте контактируют с дубравами. В них преобладает лугово-степное красивоцветущее разнотравье: шал­фей луговой, нивяник, таволга шестилепестная, вязель пестрый, подмаренник настоящий и др., а среди злаков — костер береговой, мятлик узколистный. Ковыли здесь играют меньшую роль, растут по южным склонам. Иногда встречаются виды субальпийских лугов: короставник, козлятник восточный.

Южная граница степей проходит у подножия Сунженского хреб­та. После разрыва луголесьем и лесами степи, но уже горные, вновь появляются в сухих котловинах.

Сухие луга, лугостепи и степи имеют гамму переходов от более влажных к более сухим типам (полустепь), порой трудно провести границу между ними. Из полустепей у нас обычна бородачевая (полусаванна). Ее можно увидеть на Сунженском хребте (окрест­ности с. Карджин), в Унальской котловине. В ней преобладает бородач, или осенчук, образующий плотные дерновины и энергично заселяющий обнаженные почвы, щебнистые склоны, где раститель­ный покров нарушен. Широкое распространение его в предгорьях связано с постоянным нарушением травостоя при выпасе. Растет и по галечниковым долинам. На Сунженском хребте встречаются и разнотравно-бородачевые степи. На фоне пальчатых соцветий боро­дача, похожих на свинорой, встречаются немногие виды. Постоян­ными спутниками его являются белоопушенный дубровник, люцер­на серповидная, чабрец. Бородачевые сообщества используются как зимние пастбища «на пригревах» и вытравливаются круглый год.

По лесостепи. Интересные экскурсии для знакомства с лесостепью можно совершить на Сунженском хребте от с. Батакоюрт до с. Карджин. Здесь и на Терском хребте лесостепь состоит из остатков леса, чередующихся с луговостепями. В лесных островках встретим дуб скальный, ясень, ильм полевой, грушу, боярышник, мушмулу, кизил, алычу и др. Из лиан — калистегию, виноград лесной, жи­молость, каприфоль, ежевику. В кустарниковых зарослях — терн, жестер Палласа, миндаль, шиповник, дуб черешчатый порослевого происхождения. Травяной ярус представляет смесь лесных и степ­ных видов: ирис низкий, тимьян Маршалла, подмаренник весенний, лен южный, астра.

На севере Осетинской наклонной равнины представлена лесо­степная и лугово-степная растительность, а в южной — лесолуговая. Равнина распахана, сохранились отдельные островки из дуба. По бе­регам рек ивняки, ольшаники, заросли ежевик и высоких трав, часто сорных. Степная и лесостепная растительность равнины более молодая, так как она развилась на месте лесной. Леса здесь почти не сохранились, а состояли они из дубов скального и черешчатого (летнего) с подлеском из свидины, бузины, боярышника, крушины. От бывших лесов местами сохранился только подлесок.

Дубовая лесостепь в настоящее время распахана. Среди полей сохранились отдельные островки кустарниковых зарослей, свиде­тельствующих о бывших когда-то здесь дубовых лесах. Об обширных дубовых лесах, росших в предгорьях Северной Осетии в конце XVIII— начале XIX вв., писал Н. И. Кузнецов (1890): «Владикав­казская равнина представляет в настоящее время безлесное простран­ство, занятое пашнями и степной растительностью… Еще в не столь отдаленные времена почти вся она была занята лесом, а нынеш­няя степная растительность заселила эту равнину лишь недавно, пос­


ле уничтожения лесов местным населением. Небольшие остатки дуб­рав сохранились у селений Дзуарикау, Кадгарон, отдельные вековые дубы в урочище «Бекан».

Есть данные о широком распространении в прошлом дубовых лесов в Моздокских степях и в окр. Н. Фиагдона, Алагира, в Дигор- ском районе. С остатком дубового леса можно познакомиться в урочище Шоприко (окрестности с. Кадгарон). Е. А. Романович (1969) отмечает, что дубовые леса имеются в окрестностях селений Майрамадаг, Рассвет, Црау, Дур-Дур, Хумалаг, Зилга, Куртат. Сей­час их уже нет.