Яндекс.Метрика

Сам факт существования скотоводства

Разместил , 11 Апр.2014 / Нет комментариев

Сам факт существования скотоводства у алан и его хозяйствен¬ное значение ни у кого из современных исследователей не вызывает сомнения. Множество костей животных, наполняющих культурные слои аланских городищ, дают этому полное основание. Однако со-стояние изученности остеологического материала оставляет желать лучшего. Исследованный научно материал невелик. Не приводя здесь подробных результатов исследования остеологического материала В. И. Громовой и В. И. Цалкина (они в основном опубликованы R специальной литературе), отметим, что в состав аланского стада вхо¬дили крупный и мелкий рогатый скот, лошадь, свинья. Кроме того, найдены кости таких домашних животных, как осел, собака, кошка и кости домашней курицы.
Из приведенных данных видно, что в аланском стаде имелись все виды домашних животных, распространенных в раннем средне-‘ вековье на территории Кавказа и Восточной Европы. Более того, су¬ществующий материал показывает, что преобладающую роль в алан¬ском скотоводстве играл мелкий рогатый скот. Преобладание круп¬ного рогатого скота над мелким зафиксировано всего два раза: в раскопках Нижне-Джулатского и Нижне-Архызского городищ (1963 г.). Все остальные результаты исследования остеологического материала обнаруживают явную тенденцию к доминации мелкого рогатого скота. Поэтому мы склонны считать, что в аланском ското¬водстве X—XIII вв. предгорно-горной зоны преобладающую роль играл мелкий рогатый скот, а ведущей отраслью скотоводства было овцеводство.
Имеющиеся в нашем распоряжении письменные источники сооб¬щают о двух домашних животных, разводившихся в Алании — о ло¬шади и овце. Первые приведены выше. Источников, указывающих на овцеводство, два и оба они относятся к XIII веку. В анонимной персидской географии среди городов Кавказа упоминается Аланийэ (Алания). Основным предметом торговли в этом городе была мер¬лушка, т. е. шкура грубошерстного ягненка . Арабский географ Ибн- Саид знал на Северном Кавказе «реку баранов», текущую с Кавказ¬ских гор. Присоединяясь к Рейно, В. В. Бартольд считал возможным эту «реку баранов» отождествлять с Кумой, протекающей в значи¬тельной своей части по землям алан .
Таким образом, письменные источники подтверждают наш вы¬вод о ведущей роли овцеводства и более того — говорят об уже на¬метившемся товарном его характере, ибо овечья шерсть поступала на городской рынок и отсюда распространялась далеко за пределы Алании.
Имеются и некоторые археологические данные, прямо указыва¬ющие на горное животноводство в Алании X—XIII вв. Это каменные загоны — базы для скота. Все они приурочиваются к западной Ала¬нии (современный Карачай) и, судя по описаниям, напоминают ка¬менные сооружения «ацангуара», распространенные в горах сопре¬дельной Абхазии.
Такого рода сооружения впервые обнаружены экспедицией под руководством К. М. Петролевича на горных пастбищах между вер¬ховьями рек Большой Зеленчук и Теберда. По отчету К. М. Петро¬левича, это «невысокие каменные ограды с одним проемом, округ¬лой или прямоугольной формы, самых разнообразных размеров. Все они древние — теперешнее кошевое население этих районов не знает их происхождения» .
Аналогичный каменный баз имеется в районе с. Верхняя Ермо- ловка, причем и здесь местное население не знает его происхож¬дения.
Т. М. Минаева обнаружила и исследовала круглый в плане за¬гон для скота на Узун-Колском поселении VI—VII вв. под Эльбру¬сом. По подсчетам специалистов, в загоне могло поместиться одно¬временно до 1500 овец . Диаметр Узун-Колского загона около 35 м. Такой же загон, имеющий вид земляного вала, есть на Нижне-Ар- хызском городище X—XIII вв. В плане он имеет форму совершенно правильного круга диаметром около 70 м. Следовательно, в этом за-гоне могло разместиться до 3 тысяч овец.
Разумеется, трудно ответить на вопрос о видах разводившихся овец. Судя по этнографическим материалам современности, в горной зоне могла преобладать грубошерстная овца, более приспособленная к суровым условиям.
Со значительной уверенностью мы можем говорить об употреб¬лявшейся у алан системе скотоводства. Нет сомнения в том, что она была отгонной или яйлажной. Это традиционная система скотовод¬ства не только для Северного Кавказа, но и Закавказья, начиная, по крайней мере, с эпохи бронзы.
Суть яйлажной системы состоит в том, что она сочетает ското¬водство с земледелием. Основная часть населения предгорий и рав¬нин ведет оседлое земледельческое хозяйство, а отгон скота на лет¬ние горные пастбища производят небольшие группы мужчин-пастухов в количестве, достаточном для содержания и охраны скота в горах. На зиму скот с горных пастбищ перегоняется на равнину, в степи Северо-Восточного Кавказа, на Зольские пастбища и на Черные зем¬ли. Яйлажная система является «самой рациональной и самой вы¬годной формой использования высокогорных лугов и пастбищ» . Именно поэтому она оказалась столь жизнеспособной.
В связи с яйлажной системой скотоводства возникает интерес¬ный не только с экономической, но и с исторической точки зрения вопрос о зимних пастбищах, которыми должны были пользоваться аланы. Только пастбища, расположенные в предгорной зоне Цент-рального Кавказа, и Зольские пастбища несомненно целиком и по¬стоянно находились в их руках. Сложнее выглядит вопрос об исполь¬зовании Черных земель и степей Прикаспийской низменности. Архе¬ологические исследования Е. И. Крупнова и споро-пыльцевые ана¬лизы погребенных почв, произведенные Р. В. Федоровой, показали, что вплоть до XIV—XV вв. природные условия даже в ныне пустын¬ных районах Прикаспия были благоприятные . Следовательно, бла¬гоприятными были и условия для ведения отгонного скотоводства.