Технология кузнечного производства Алании

Разместил , 11 Апр.2015 / Нет комментариев

Технология кузнечного производства Алании может быть оха-рактеризована лишь в самом общем и предварительном виде на ос-нове внешнего морфологического изучения вещей. Комплексное ме-талловедческое исследование аланских изделий из черного метал¬ла — специальная тема и дело будущего. С учетом существующего материала можно говорить о пяти основных технологических опера-циях: 1) различные приемы свободной кузнечной ковки, 2) сварка железа и стали, 3) цементация железа и стали, 4) термическая об-работка стали и 5) резание металла зубилом и обработка его на-пильником.
Наиболее простыми для изготовления были плоские предметы, формируемые путем свободной ковки кузнечными молотами. Это но¬жи, наконечники копий, серпы, косы, гвозди, чересла, долота, тесла, мотыги, сошники, ножницы, наконечники стрел, кресала, пластинча¬тые кресты и т. д. Однако и эта свободная ковка подразумевает уча¬стие в трудовом процессе двух мастеров — кузнеца и его подручного, держащего раскаленный кусок железа на наковальне. В случае не¬обходимости, в изделии, находившемся в горячем состоянии, проби¬валось специальным пробойником отверстие. Самих пробойников не найдено, но наличие отверстий на некоторых изделиях указывает на их существование.
Аланские кузнецы хорошо владели также_дфунщием железа, о чем свидетельствуют некоторые витые предметы. Особенно интересен железный, превосходно выполненный предмет, найденный в погребе¬ниях около г. Карачаевска и хранящийся в фондах Ставропольского
музея (рис. 9). Один его конец имеет трехгран- пое обоюдоострое лезвие, очень напоминающее лезвия аланских боевых секир. Длина лезвия 40,5 см, ширина 2,8 см. Далее идет круглая в сечении рукоять длиной 49 см. Часть ее витая, причем в средней части скручивание стержня было встречным, вследствие чего витки не сов-пали и между ними образовался разрыв. На конце рукоятки — круглая головка, составляю-щая одно целое с рукоятью.
Назначение предмета, судя по лезвию — боевое или охотничье. Аналогии неизвестны. Возможно, что это оружие типа русской рога-тины, употреблявшееся и в бою.
Изготовление такого предмета чуть ли не метровой длины с расковкой граненого лезвия, кручением рукояти и высаживанием округлой головки на конце было весьма сложным и трудо¬емким делом, требовавшим от кузнецов боль¬шого опыта и мастерства.
Сварка была широко распространенным куз¬нечным приемом в Алании. Аланские кузнецы умели сваривать сталь с железом, что является технологически очень трудным приемом. Железо с железом сваривалось повсеместно: известны цепи хозяйственные, надочажные, кольца для ремней, удила и т. д. Достижение необходимой температуры определялось по цвету раскаленно¬го металла.
Цементация и термическая обработка (за-калка) несомненно также были хорошо освое¬ны и распространены, но детальная характерис¬тика этих операций нуждается в предваритель¬ных специальных исследованиях.
Об операции резания холодного металла стальным зубилом свидетельствует наличие та-ких зубил в археологическом материале.
На территории Алании найден пока один на¬пильник трехгранного сечения. Место находки — верхний слой городища Верхний Джулат, отно¬симый нами к XIII в. Сохранность напиль¬ника плохая (фрагмент длиной в 9,5 см), насеч-
7 Алания в X—ХШвв.
ка только угадывается. Судя по расположению зубцов, она была од¬норядной. Ближайшие территориально н хронологически аналогии дает Саркел, но там трехгранных напильников нет—все напильники Саркела плоские или прямоугольные . Нет трехгранных напильникоз и в материалах древней Руси. Джулатский напильник свидетель¬ствует о существовании операций по опиловке холодного металла.
О высоком уровне кузнечного дела свидетельствует наличие среди оборонительных доспехов аланских воинов кольчуг. Напом¬ним, что, по словам Лаоника Халкокондила, аланы умели делать «превосходные кольчуги». Кольчуги, правда, в фрагментированном состоянии, зафиксированы в аланских памятниках неоднократно, причем, начиная с VI века. Части кольчуг обнаружены Д. Я. Само- квасовым в четырех катакомбах VI—IX вв. у с. Чми (катакомбы VI, IX, XIX, XXIV). Д. Я. Самоквасов называет их кольчужными на-грудниками, т. е. частью кольчуги, защищавшей только грудь .
Это подтверждает и П. С. Уварова, описавшая находки кольчуг из Чми более подробно, чем Самоквасов. По ее словам, нагрудники состоят «из более или менее тонких железных проволочных колец, имеющих одну прямую и другие скошенные стороны (т. е. форма на¬грудника приближается к треугольнику.— В. К.), окаймленные тка¬нью, которая заметна и по всей нижней части нагрудника…»
Кроме того, куски кольчуг или кольчужные нагрудники были найдены в могилах Архона, Балты, Камунты, Лаца, в могиле IX— X вв. на Сентинской горе в ущелье р. Теберды, на Нижне-Архызском городище и случайно — в мраморном карьере у аула Верхняя Те- берда в 1964 г. Последняя хранится в Карачаево-Черкесском НИИ. Кольчуга сделана из тонких пластинчатых колец, концы которых скреплены миниатюрными заклепками.

Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика